Муса джалиль мы сквозь ресницы все еще смеемся

Мы сквозь ресницы все еще смеемся, Друг другу глядя в жаркие зрачки, Друг друга любим, но не признаемся В любви. Какие чудаки! Я все еще влюбленными глазами Твой взгляд ловлю, слежу твои мечты. Меня испепеляет это пламя. Скажи по совести: как терпишь ты? Лишь гляну я, и, верно, из кокетства Ты неприметно мне грозишь в ответ. Ну и шалунья, ну и молодец ты! Будь счастлива, живи сто тысяч лет! Лишь говорят глаза, что сердцу тесно, Что мы лишились речи с неких пор. Твой взгляд, как дождь в засушливое лето. Твой взгляд, как солнце в пасмурный денек. Твой взгляд — веселый вешний праздник света. Лишь глянешь ты, и я не одинок. Твои ресницы… Ох, твои ресницы! Твои зрачки мерцают, как зарницы… Я, попросту сказать, пропал, сгорел. Душа не верит горестной судьбе, Я весь горю, я изнемог в борьбе, Приходит вечер — я тобою полон, А рассветет — тоскую по. Нет, не забыть мне, видно, милый друг, Прикосновенья теплых, нежных рук. И теплится во мне неугасимо Тоска глухая — спутница разлук. Уносит годы времени поток… Покамест жизни не увял в каком месяце лучше клюёт карп, О, если б мне увидеться с тобою, Чтоб допылать, чтоб долюбить я мог!

Хотел бы я прильнуть к устам родным, К твоим губам, горячим и хмельным, А там — хоть смерть!. Пускай умру я с песней, Испепеленный пламенем твоим. Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений - запрещено. Категории стихотворения "Муса Джалиль — Мы сквозь ресницы все еще смеемся": Стихи русских поэтов классиков.

Муса Джалиль Муса Джалиль
Мы сквозь ресницы все еще смеемся Мы сквозь ресницы все еще смеемся

Мужественная поэзия Мусы, одухотворенная высокими человеческими идеалами, наполненная горячей любовью к людям, за короткое время нашла дорогу к сердцам миллионов. Его произведения читают на своем языке немецкий рабочий, французский крестьянин, муса джалиль мы сквозь ресницы все еще смеемся, докеры Англии, шахтеры Канады. Читают его в Китае и Индонезии, в Финляндии и Бельгии. Недолгая, но героическая жизнь поэта, его пламенное, вдохновенное творчество являются олицетворением беспримерного мужества и беззаветного служения народу и родине. По достоинству оценен его героический подвиг.

Кто теперь не знает о его самоотверженной подпольной борьбе в фашистском застенке, кому не известны знаменитые моабитские тетради! Поэт Муса Джалиль принадлежал к тому счастливому поколению борцов за новую жизнь, чья юность совпала с великими революционными событиями в нашей стране. Когда белые армии в 1919 году вторглись в Оренбург, Мусе исполнилось всего лишь 13 лет. Но он и тогда не остался безучастным созерцателем событий. Может быть, даже не сознательно, а инстинктивно почувствовав, на чьей стороне правда трудящегося человека, он уже тогда участвовал в борьбе против белых. Муса Джалиль рос и мужал в среде трудящегося народа, строителя первого в мире социалистического государства.

Нелегко было ему, подростку-сироте, в годы разрухи и голода по-настоящему стать на ноги. Он не имел ни образования, ни средств к жизни. Но у этого смуглого джигита из оренбургских степей было горячее сердце и упорное, страстное стремление быть в первых рядах, находиться на линии огня во всех боях, которые партия вела за новую жизнь. Он с головой окунается в общественную работу, чутко относится ко всему новому, революционному. Муса Джалиль создает у себя в деревне детскую организацию, которая по существу явилась зародышем пионерской организации края, сколачивает первую комсомольскую ячейку и становится ее секретарем. Затем работает инструктором Орского уездного комитета комсомола, выполняет ответственные поручения в Оренбурге.

Он поступает учиться на казанский рабфак, пишет стихи, часто выступает в печати и вскоре выдвигается на работу в ЦК ВЛКСМ в качестве члена Татаро-башкирской секции, муса джалиль мы сквозь ресницы все еще смеемся. Получив высшее образование в Московском государственном университете, он смело выходит на широкую дорогу литературного творчества. Муса Джалиль был поэтом, постоянно ищущим и требовательным. Может быть, именно потому не все у него шло гладко, не всегда ему было легко. Бывали иногда и срывы, не все произведения достигали того совершенства и поэтической зрелости, к которой стремился молодой поэт. Тогда его угнетала неудовлетворенность своим творчеством. Но он не отступал, со свойственным его натуре упорством двигался. Он учился у Г. Тукая и у других выдающихся представителей татарской классической литературы, внимательно изучал поэтов древнего Востока и особенно великую русскую литературу.

Живое творческое общение с русскими писателями столицы, их искренне дружеское и заботливое отношение оказали на формирование и рост поэта самое благотворное влияние. Кроме того, он постоянно обращался к поэтическому творчеству народа и чутко прислушивался к велениям своего времени, к голосу читателей. Джалиль писал поэмы, стихи и песни. Его взволнованная лирика, отличающаяся глубиной, поэтической свежестью, воспевает радость созидания. Лучшие его произведения насыщены чувством гордости за человека-творца, строителя нового мира. Поэт с юношеским энтузиазмом создавал либретто для открывшегося Татарского государственного театра оперы и балета, помогал молодому коллективу создавать первые спектакли. Когда началась Великая Отечественная война, Муса Джалиль ушел на фронт. Его стихи, сложенные в перерывах между боями, проникнуты горячей любовью к родине и борющемуся народу, яростным гневом и жгучей ненавистью к фашистским захватчикам. Война не пощадила поэта. В 1942 году на Волховском фронте, тяжело раненный, не способный к сопротивлению, старший политрук Муса Джалиль, очутился в лапах гитлеровцев.

Тяжелый кошмар фашистского концлагеря не сломил поэта. Он создает подпольную антифашистскую организацию. В этой подпольной борьбе одним из самых близких и верных помощников М. Джалиля был горячий патриот своей родины детский писатель Абдулла Алиш. Под руководством М. Джалиля устраивались побеги пленных из концлагеря, распространялись среди заключенных листовки и патриотические стихи, сочиненные М. Джалилем, велась антифашистская пропаганда. Но когда рядом с ним сотнями погибали советские люди, когда над узниками безнаказанно глумились гестаповцы, молчать и бездействовать было невозможно. Джалиль горел желанием борьбы и свободы. На созданную им организацию Муса Джалиль возлагал большие надежды, при помощи верных людей стремился связаться с партизанами, с антифашистами среди самих немцев. В начале 1943 года фашистское командование из пленных бойцов нерусских национальностей пыталось сформировать так называемые легионы, чтобы какую поставить катушку на спиннинг их на фронт против советских войск.

И в концлагере, где томился М. Джалиль, немцы сколотили подобие такого отряда. В отряд проникли подпольщики и, ведя среди завербованных пленных большую разъяснительную работу, подготовили их к восстанию. Около Гомеля, когда до линии фронта оставалось не очень далеко, пленные перебили охрану и фашистских офицеров и присоединились к партизанам. Побеги из лагеря повторялись все чаще, подпольщики действовали все смелее и смелее. Советский поэт оказался настолько опасным для гитлеровцев, что они поторопились упрятать его в берлинскую тюрьму Моабит, где содержали опасных для фашизма политических деятелей. Начались пытки, бесконечные допросы, издевательства. Через некоторое время Мусе Джалилю, А.

Алишу и другим организаторам подполья был вынесен смертный приговор. Над головой поэта повис топор палача. На что еще мог надеяться, чем мог жить одинокий узник на чужбине, вдали от народа и друзей, закованный в кандалы? Жестокость эсэсовцев, кошмар тюремной жизни, даже приговор о смертной казни не были в силах сломить волю Джалиля к сопротивлению. Поэт-герой презирал врагов. Муса Джалиль Стихотворения Перевод в татарского 1. Размер шрифта. Цвет фона Цвет шрифта. Не преклоню колен, палач, перед тобою. Муса Джалиль Стихотворения Перевод в татарского. Муса Джалиль. Песни, в душе я взрастил ваши всходы, Ныне в отчизне цветите в тепле. Слово поэта свободы. Вместо совета новобрачным. Во время катанья на лыжах.

Одинокий костер. В минуту обиды. Письмо из окопа. Прощай, моя умница. Моей дочери Чулпан. Мензелинские воспоминания. Последняя песня Из моабитских тетрадей. Прости, Родина! Красная ромашка. Неотвязные мысли. Простуженная любовь. Влюбленный и корова. Последняя песня. Сон в тюрьме. Тюремный страж. Могила цветка. Соленая рыба. Последняя обида. После болезни. Навстречу радости. Угощение поэта. Случается порой. Каменный мешок. Четыре цветка. Какую блесну лучше использовать для ловли щуки осенью девушка. Волшебный клубок. В стране Алман[10]. Новогодние пожелания. За свои поэтические произведения М.

Мы сквозь ресницы все еще смеемся, Друг другу глядя в жаркие зрачки, Друг друга любим, но не признаемся В любви. Какие чудаки! Я все еще влюбленными глазами Твой взгляд ловлю, слежу твои мечты. Меня испепеляет это пламя. Скажи по совести: как терпишь ты? Лишь гляну я, и, верно, из кокетства Ты неприметно мне грозишь в ответ. Ну и шалунья, ну и молодец ты! Будь счастлива, живи сто тысяч лет! Лишь говорят глаза, что сердцу тесно, Что мы лишились речи с неких пор. Твой взгляд, как дождь в засушливое лето. Твой взгляд, как солнце в пасмурный денек. Твой взгляд — веселый вешний праздник света. Лишь глянешь ты, и я не одинок. Твои ресницы… Ох, твои ресницы! Твои зрачки мерцают, как зарницы… Какого цвета должна быть приманка на щуку, попросту сказать, пропал, сгорел. Душа не верит горестной судьбе, Я весь горю, я изнемог в борьбе, Приходит вечер — я тобою полон, А рассветет — тоскую по. Нет, не забыть мне, видно, милый друг, Прикосновенья теплых, нежных рук.

И теплится во мне неугасимо Тоска глухая — спутница разлук. Уносит годы времени поток… Покамест жизни не увял цветок, О, если б мне увидеться с тобою, Чтоб допылать, чтоб долюбить я мог! Хотел бы я прильнуть к устам родным, К твоим губам, горячим и хмельным, А там — хоть смерть!. Пускай умру я с песней, Испепеленный пламенем твоим. Мы сквозь ресницы все еще смеемся Мы сквозь ресницы все еще смеемся, Друг другу глядя в жаркие зрачки, Друг друга любим, но не признаемся В любви. Стихи этого поэта: Муса Джалиль — Любовь и насморк. Муса Джалиль — Любимой. Муса Джалиль — Зимние стихи. Муса Джалиль — Беда. Муса Джалиль — Последнее воспоминание. Нажмите, чтобы отменить ответ.